March 2013

S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
171819 2021 2223
24252627282930
31      

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Friday, March 22nd, 2013 01:04 pm
Исторический очерк
автор: Зміцер Кузменка
оригинал: http://www.arkushy.narod.ru/kalinouski/uprising.htm

Ниже приводится перевод на русский язык.

* * *


Восстание 1863-64 гг.


1. Назревание революционной ситуации

50-е годы XIX века отмечены новым витком нарастания революционной ситуации в России. В то время, когда во многих западноевропейских странах быстрыми темпами шло развитие капиталистических отношений, Российская империя оставалась феодальным абсолютистским государством. Основной пережиток феодализма - крепостничество - было тормозом развития экономики, не говоря уже о морально-этической стороне этой формы рабства.

Обострялся национальный вопрос. Особенно это касалось вновь-присоединенных территорий бывшей Речи Посполитой. Патриотические круги населения Польши, Беларуси и Литвы ранее уже дважды (в 1794 и 1830 годах) поднимали антироссийские восстания, однако они были шляхетскими по характеру, основной упор в них делался на дворянство, которое, в общем-то, старалось не допустить к борьбе широкие круги народных масс, боясь, что оружие может быть повернуто не только против "московских" властей, но и против них самих. Да и идея возрождения Речи Посполитой не вызывала положительных эмоций у большинства непольского населения.

Однако, в середине XIX века появилась новая волна борцов - революционные демократы. В их числе были представители мелкой (наиболее часто - безземельной) шляхты, низших слоев чиновничества и духовенства, а также представители разночинной интеллигенции. Основную свою задачу революционеры-демократы видели в свержении самодержавия и установлении народовластия, ликвидации помещичьего землевладения и, соответственно, передачи земли крестьянам. Для народов России предусматривалось право на самоопределение. На таких позициях стояла российская революционно-демократическая организация "Земля и воля", под влияние которой попали многие студенты, выходцы из Беларуси, Польши, Литвы, что приезжали учиться в Петербург.

Попытка царского правительства снять напряжение крестьянской реформой 1861 года в должной мере не решила аграрного вопроса. Условия освобождения от крепостничества, сохранение экономической зависимости от помещиков, вызвало волну недовольства крестьянства. Страна стояла на пороге широкой народной войны против поработителей.


2. Подготовка восстания. Основные политические течения в руководстве

Непосредственным толчком к подготовке нового национально-освободительного восстания стал расстрел царскими войсками патриотической демонстрации в Варшаве в 1861 году. Осенью того же года всевозможные революционные группировки были объединены в единый "Городской комитет", переименованный в 1862 году в "Центральный национальный комитет" (ЦНК). За короткое время удалось создать разветвленную сеть повстанческих организаций. Собирались средства и ценности на нужды восстания, приобреталось оружие и военная амуниция, велась агитация. На территории бывшего Великого княжества Литовского подготовкой восстания занимался "Комитет движения", трансформирован в 1862 году в "Литовский провинциальный комитет" (ЛПК). Появление в названии виленского революционного центра прилагательного "провинциальный" дает основание полагать, что Варшаве в какой-то степени удалось подчинить себе Вильню. Но, как покажет время, подчинение это не было прочным, и между ЦНК и ЛПК регулярно возникали конфликты на почве отношений между ними. Достаточно вспомнить острые споры из-за белостокской организации, которую Варшава осенью 1862 самоуправно присоединила к себе.

Единства между конспираторами не было. "Красные" - сторонники восстания - делились на две группировки: умеренных и радикалов.

Умеренные "красные" (в основном мелкая шляхта) видили задачи восстания в восстановлении Речи Посполитой в границах 1772 года, провозглашении демократических свобод; крестьян обещали наделить землей за счет государства, интересы же бывших "провинций" Речи Посполитой: Беларуси, Литвы, Украины практически игнорировались . Главная роль в восстании придавалась шляхте, вспомогательная - крестьянству.

Программа "красных"-радикалов была созвучной с позицией российской "Земли и воли", достаточно четко определенной в письме издателей "Колокола" "Русским офицерам в Польше":

"Земля крестьянам, самостоятельность областям - на этом основании, и только на нем может установиться действенный союз ваш с польскими братьями ... Скажем вместе с поляками,- быть Литве, Беларуси и Украине с кем они быть хотят или ни с кем, лишь бы свободу их узнать - не поддельную, а настоящую".

Сторонники этой программы, в основном, выходцы из земель бывшего Великого княжества Литовского, считали что восстание может иметь успех только в случае его перерастания в общероссийскую крестьянскую войну.

Крупные землевладельцы, так называемые, "белые" выступали категорически против восстания. Сторонники старых шляхетских порядков, они хотели добиться восстановления Речи Посполитой с помощью иноземных государств: Англии и Франции, которые еще совсем недавно воевали против России в Крымской войне.

Во время подготовки восстания виленский центр стремился сотрудничать с землевладельцами, а также польскими конспираторами. Вначале это сотрудничества было практически на равных. Но летом 1862 года ЦНК сделал попытку полного подчинения себе ЛПК. На время это удалось, когда комиссаром ЦНК в Вильнюсе был назначен Н. Дюлеран. Однако, с осени того же года К. Калиновский, представитель левого (радикального) крыла "красных", который стал председателем Литовского провинциального комитета в октябре 1862, начал проводить политику на достижение равноправия в отношениях между Варшавой и Вильнюсом. И хотя номинальная зависимость ЛПК от ЦНК сохранялась, фактически, виленский комитет руководил подготовкой восстания самостоятельно, согласовывая наиболее важные вопросы с ЦНК.


3. Начало восстания. Конфликт между "белыми" и "красными"

Подготовка к восстанию еще далеко не была завершена, когда в конце 1862 года стало известно о намерении российских властей провести в Польше массовый рекрутский набор. Чтобы не допустить этого, ЦНК принял решение о назначении начала восстания на январь 1863.

10 (22) января 1863 года ЦНК без обязательного по прежней договоренности согласования с ЛПК объявил себя Временным Национальным правительством. В Mанифесте, изданном в тот же день, Временное Национальное правительство призвало население к вооруженной борьбе против Российской империи, а также привело свою программу, основанную на идеях умеренных "красных", которые в то время имели большинство в ЦНК. Согласно первым документам восстания, все граждане объявлялись равными в правах, крестьянам без выкупа передавалась в собственность земля, что они получили по условиям российской реформы 1861 года. За эту землю помещики должны были получить от государства денежные компенсации. Безземельным крестьянам, что примут участие в выступлениях, было обещано как минимум по 3 морга (примерно 2,13 га) земли. 25-летнее рекрутство было заменено на всеобщую 3-летнюю воинскую повинность в своем крае (в мирное время). Во время же военных действий все должны были становиться на защиту отечества.

Ограниченность аграрной программы ЦНК и игнорирование им национальных интересов белорусов, литовцев и украинцев сыграли позднее роковую роль в судьбе восстания.

Члены ЛПК были очень возмущены поведением варшавского центра. Провозглашение восстания было для них неожиданным, "Литва" еще совсем не была готова к выступлению. В течение 10 дней виленские революционеры колебались, как реагировать на самодеятельность Варшавы. Но все же 20 января (1 февраля) 1863 года ЛПК издал Манифест , в котором объявлял себя Временным провинциальном правительством Литвы и Беларуси. Чтобы не допустить раскола в рядах повстанцев, виленцы вынуждены были  повторить в своем документе программу ЦНК, несмотря на то, что с некоторыми ее положениями наши революционеры-демократы не соглашались.

Восстание в Беларуси началось. Калиновским от имени Временного правительства рассылались инструкции нижестоящим руководителям восстания, в которых строго регламентировались их права и обязанности. Особый интерес представляет "Повстанческая инструкция", точнее, ее последний пункт, которого и близко не было в аналогичных документах, выданных поляками:

"Наиболее известных притеснителей крестьян, показательно, собрав народ, судить военным судом и казнить, не допуская самовольной расправы".

Это свидетельствует, что, несмотря на внешнюю подчиненность Калиновского Варшаве, он проводил политику во многих пунктах отличную от польской.

Крупные землевладельцы и буржуазия, "белые", ранее выступавших вообще против восстания, когда оно начало набирать силу, решили взять ход борьбы под свой контроль, чтобы не допустить развертывания широкой народной войны против поработителей. В феврале 1863 состоялся, так называемый, "белый переворот", когда "белые", войдя в сговор с польским центром, захватили власть в виленской повстанческой организации. 27 февраля был распущен ЛПК. Вместо него крупные помещики создали свой "Отдел руководства провинциями Литвы" во главе с Я. Гейштаром. Кастусь Калиновский был направлен на Гродненщину, на должность военного комиссара. В связи с переворотом, Калиновский написал от имени ЛПК гневный протест, в котором говорилось:

"Члены комитета .. считают гибелью и предательством революции передачу руководства в руки контрреволюционеров .."

Таким образом, во главе восстания стали "белые", руководство которых часто было пассивным, а иногда даже переходило в открытый саботаж. Сговорчивым помещики особенно и не возражали притязаниям польской стороны. "Литовский" революционный центр попадал во все большую зависимость от Варшавы. Окончательно лишить Вильню самостоятельности, видимо, было решено преобразовав "Отдел руководства провинциями Литвы" в "Исполнительный отдел на Литве". Подобная метаморфоза произошла и с аналогичным центром на Украине.


4. Военные действия повстанцев на Беларуси и меры царской администрации. Подавление восстания

Первые отряды повстанцев появились на территории Беларуси из Польши в январе-феврале 1863 года. Наиболее значительным из них был отряд Р. Рогинского, который в стычках с правительственными войсками дошел рейдом до Слуцкого уезда, где и был разбит. Формирование местных отрядов началось в марте-апреле. Многие из них были уничтожены карателями сразу. Относительный успех имели в начале выступления повстанцы под командованием Л. Звяждовского, которым удалось с помощью студентов Горы-Горецкого земледельческого института занять в ночь с 23 на 24 апреля уездный город Горки Могилевской губернии. Однако они не встретили поддержки у местных крестьян, и вскоре отряд Звяждовского был разбит.

Неравенство сил заставляло повстанцев придерживаться партизанской тактики борьбы. Надежды на внешнюю помощь не оправдались. Западные страны ограничились лишь дипломатическими нотами протеста. А морскую экспедицию, которая должна была доставить к литовским берегам волонтеров и оружие из Британии, задержали шведские власти. Трагически закончилась и майская попытка высадить повстанческий десант с парусника "Эмилия" близ Мемеля (Клайпеды).

Огнестрельного оружия не хватало, повстанцы-крестьяне почти все воевали только топорами да косами. Инсургенты нападали на царские войска там, где количество последних не была слишком большим, захватывали уездные кассы, отбивали новобранцев-рекрутов. Но иногда происходили и крупные стычки между враждующими сторонами. Наиболее значительная - битва под Милавидами, на Слонимщине, состоявшеяся 22 мая 1863 года. Победа тогда не досталась никому. После нескольких часов боя российские войска с большими потерями вынуждены были отступить, а повстанцы, не дожидаясь, пока противнику придет подкрепление, тайно покинули свой лагерь.

Ограниченная программа восстания исключила возможность массового участия в нем крестьянства. Официальная пропаганда выставляла вооруженную борьбу как мятеж польских панов, которые хотят вернуть старый крепостнический строй. То, что "белое" руководство восстанием составляли помещики, только убеждало крестьян в правильности российской пропаганды. Расторжение временнообязанного положения и уменьшение выкупных платежей на 20% еще больше укрепило крестьянскую веру в "царя-батюшку". По деревням, особенно в приграничных с Россией регионах, создавались "сельские караулы" из вооруженных крестьян, которые под командованием русских солдат должны были ловить повстанцев.

Ситуация осложнилась, когда в середине мая на должность виленского генерал-губернатора прибыл с чрезвычайными полномочиями М. Н. Муравьев. Бывший декабрист, который изменил прежним взглядам, человек, что принимал участие в подавлении предыдущего восстания 1830 года, он установил в крае положение массового террора, за что и получил от современников прозвище "вешатель". К запрету носить траурные наряды добавились новые, еще более жесткие постановления. Муравьёвцы не брезговали ничем. Неугодным могли очень просто подложить оружие или какие-то другие компрометирующие вещи. А дальше... Достаточно было двух свидетелей (на их прошлое и совесть никто не обращал внимания), чтобы военный суд мог приговорить любого человека к смерти. По малейшему подозрению в сочувствии повстанцам людей ссылали в Сибирь. За связь жителей с инсургентами сжигались целые деревни. Белостокский жандармский штаб-офицер С. И. Штейн в своем "Донесении .. о сожжении с. Яворовки за активное содействие его жителей повстанцам" писал:

".. По распоряжению начальника края, жилые дома .. с хозяйственными строениями .. 6-го сего августа сожжены до основания, а скот, все движимое имущество, вместе с жителями доставлены в г. Белосток, где оные .. находятся под арестом, а имущество продаётся с аукционного торга ..".

Те солдаты имперской армии, которых совесть заставляла перейти на сторону повстанцев, подлежали расстрелу.

Некоторые акции вешателя просто поражают неприкрытым цинизмом. Так есть сведения, что по приказу "начальника края" могилы казненных повстанцев заливались вывезенным из виленских туалетов навозом, чтобы не допустить проведения рядом молчаливых манифестаций.

В июне прокатилась целая волна арестов членов виленского повстанческого Отдела. Замены арестованным не было, и "белые" были вынуждены вернуть в Вильню Калиновского.

Чтобы вернуть потерянное доверие крестьянства, от имени "ронда польского" был издан "Приказ .. к народу земли литовской и белорусской", главная мысль которого сводилась к тому, что "Дело наше (восстание) - не дело барское, а справедливой вольности".

Крупные помещики и высшее католическое духовенство, напуганные муравьёвскими репрессиями, в июне-июле перешли на сторону официальных властей, что закреплялось подписанием верноподданнических адресов Александру II. Особенно усердствовал губернский предводитель дворянства А. Домейко, который тесно сотрудничал с имперскими властями. Революционное правительство вынесло Домейко смертный приговор как изменнику Отечества, но покушение на него не удалось. В противовес верноподданническим адресам инсургенты организовывали сбор подписей под контрадресами, планируя позже опубликовать их в зарубежной печати. Однако позже, повстанческое руководство само было вынуждено разрешить подписание адресов Александру II, так как каждого, кто отказывался поставить подпись под этим документом могли отдать под суд.

В июле "красные" вновь стали во главе восстания. Калиновский обвинил варшавский центр в непонимании нужд Беларуси, и восстановил свою политику на достижение независимости Вильни от Варшавы и равноправия в отношениях между ними. В это время, как писал наш известный историк В. Игнатовский, "движение принимает четкий противошляхетский характер"; Калиновский требовал от инсургентов бескомпромиссных, жестких отношений к знати, которая предала восстание. Однако, спасти положение, несмотря на все усилия Калиновского и его соратников, было уже невозможно - слишком большими были потери повстанческой организации. Уже к осени революционное движение в Беларуси было практически задушено.


5. Причины поражения. Значение восстания

Восстание 1863-1864 гг. по своим целям было попыткой национально-демократической революции, направленной на свержение самодержавия и установления национального и социального равенства. Однако, ограниченная программа восстания исключила из участия в нем широкие массы крестьянства. Российская общественность также не поддержала выступление - сочувствовал повстанцам, пожалуй, один только герценовский "Колокол". Отсутствие единого плана, взаимодействий между отрядами, мартовский переворот и четырехмесячное управление "белых" - все это вместе и привело инсургентов к поражению. Когда во главе восстания снова стали "красные", спасти его было уже невозможно.

Царское правительство руками виленского генерал-губернатора М. Н. Муравьева за считанные месяцы задушило восстание. Последняя революционная организация в Беларуси была ликвидирована в 1864 году на Новогрудчине. Отныне Беларусь стала ареной дикой реакции.

Белорусский народ не признавался, как и прежде, самостоятельным этносом, наш язык и культура считались составными частями русского языка и культуры. К концу 60-х годов край оставался на военном положении, а это значит продолжали действовать исключительные законы военного времени. Была закрыта единственная высшая школа в Беларуси - Горы-Горецкий земледельческий институт, и дальнейшие ходатайства об открытии на наших землях вуза отклонялись российским правительством. Более того, даже количество гимназий в крае казалось Муравьеву слишком большой. Вместо "лишних" гимназий планировалось открыть народные училища, где преподавание должно было вестись полностью в духе преданности русскому самодержавию. Резко активизировалась "водворение русского элемента": местные учителя, чиновники переводились на службу в центральные губернии империи, оттуда же приглашались для работы на освобожденные места коренные русские. Царские генералы и чиновники могли на льготных условиях приобретать имения, конфискованные у участников восстания. Негативное значение имело и то, что прогрессивные реформы Александра II проводились в северо-западных регионах империи не в полном масштабе, или с большим опозданием.

"Забудьте наивные мечтания, занимавшие вас доселе, господа, и помните, что если вы не станете здесь по своим мыслям и чувствам русскими, то вы будете здесь иностранцами и должны тогда покинуть этот край". Из обращения М. Н. Муравьева к белорусской шляхте.

Но вместе с тем в результатах восстания было много позитивного. Под угрозой народной революции, царизм был вынужден пойти на значительные уступки белорусско-литовскому крестьянству и смягчить для него условия февральской реформы 1861 года.

Для восстания 1863-1864 гг. характерно то, что в нем рядом с польским национально-освободительным движением поднялось белорусское национально-освободительное движение, выразителем идей которого был Кастусь Калиновский. Позже на этих идеях, сохранившихся благодаря людям, которые избежали ареста и остались верны делу Калиновского, в том числе литераторам (Ф. Богушевич и др.), выросло новое поколение борцов за Беларусь, с именами которых связано наше национальное возрождение в начале ХХ века.